Алиса в стране Ч. (alsnum) wrote,
Алиса в стране Ч.
alsnum

Categories:

Теория экономических циклов. Часть 2.

 

Эволюция теории экономических циклов

Хотя циклы и были важной частью основных мировых культур и рели­гий на протяжении сотен лет, рассматривать их как двигатель эконо­мических колебаний стали лишь с начала XIX столетия. По иронии, в памяти человечества первым человеком, искавшим в циклах способ понимания экономических изменений, остался не экономист, а астро­ном — сэр Уильям Гершель, открывший планету Уран. В 1801 г. Гершель заявил, что может существовать связь между циклами появления пятен на Солнце и погодой, что в свою очередь, могло бы оказывать влияние на цену урожая и в итоге на экономику в целом. Примерно в то же время знаменитое семейство Ротшильдов в Европе, работая в обстановке строжайшей секретности, выделило в британских процент­ных ставках три цикла, включая 40-месячный.

 

В 1870-х годах идея периодичности экономических данных была выдвинута англичанином В. Стенли Джейвонсом и Сэмюэлем Беннером, фермером из Огайо, которые сопоставили экономические данные своих стран с историческими данными о солнечных пятнах. В 1875 г. Беннер написал ныне знаменитый труд «Пророчества Беннера по по­воду будущего роста и падения цен». Он также утверждал, что его цик­лы находятся в зависимости от солнечной активности. Беннер опубли­ковал интересный график, предсказывающий экономические изменения вплоть до 1895 г. (рис. 4).

Рис.4. Экономические циклы, предсказанные Беннером.

Ротшильды тайно использовали свои циклы, до тех пор, пока слухи не достигли в 1912 г. Нью-Йорка. Здесь группа инвесторов наняла математиков с целью обнаружения этих закономерностей. С момента воспроизведения формул Ротшильдов началось серьезное использова­ние циклов в инвестициях. В 1923 г. двое экономистов, профессора Крам и Китчин, обнаружили приблизительный 40-месячный цикл в эко­номических данных. Несмотря на то, что Ротшильды открыли тот же самый цикл почти на век ранее, с 1923 г. он стал известен как цикл Китчина.

Реальный прогресс в изучении циклов начался с математических достижений в области анализа временных рядов и статистики в конце XIX-XX столетии. Интерес инвестирующей публики к циклам был сильно подогрет двумя анонимными версиями графиков Беннера, всплывшими в 30-е годы. По иронии, об обеих этих версиях говорили, что они были найдены в старых столах офисов в штате Пенсильвании, одна — в Коннеллсвилле, а другая — в Филадельфии. Коннеллсвилльский график стал известен под именем «перегонный» (distillery), поскольку был най­ден в столе, принадлежавшем компании «Overholt Distillery». Филадель­фийская версия графика была опубликована под названием «Предска­зание прошлого поколения» в «Уолл-стрит Джорнэл» 2 февраля 1933г. Этот график моментально стал популярен, поскольку он якобы пред­сказывал Великую Депрессию. Версия графика Беннера, опубликован­ная «Уолл-стрит Джорнэл», тем не менее, очевидно была модифициро­вана таким образом, чтобы лучше соответствовать краху 1929 г., и по­казывала пик в 1929 г., а не в 1926 г., как это было на первоначаль­ном графике.

История анализа циклических колебаний в экономике открывается, по общему признанию, с середины XIX в., когда английский ученый X. Кларк в 1847 г. предположил, что интервал между двумя мировыми экономическими катастрофами, разразившимися в 1793 и 1847 гг., неслучаен и должны существовать какие-то «физические» причины, вызывающие такие катастрофы. С тех пор представители различных школ и направлений по-разному объясняют причины и механизм циклических колебаний в ходе экономического развития.

Основатели классической экономической науки — А. Смит, Д. Рикардо, Ж. Б. Сэй — вообще отрицали возможность всеобщих экономических кризисов[1]. А. Смит и Д. Рикардо полагали, что нет никаких границ накопления капитала и возрастания производства (помимо недостатка производительных сил), поскольку этот процесс не сокращает общественного потребления: просто потребление богатых частично замещается потреблением рабочих. Склонность к бережливости способствует созданию капитала, который увеличивает спрос (его создают рабочие, занятые в производстве). Возможность же частичных кризисов перепроизводства объяснялась классиками неправильным распределением ресурсов и нарушением баланса между различными отраслями производства, который восстанавливается самим ходом движения рыночной экономики.

В основе знаменитого закона Сэя также лежит утверждение, что в масштабе общества предложение и спрос всегда уравновешиваются, и перепроизводство становится невозможным.

В отличие от упомянутых классиков, Г. Мальтус и С. Сисмонди признавали неизбежность кризисов и связывали их с недостаточным совокупным спросом на произведенные товары. При этом Г. Мальтус считал источником недостаточного спроса перенакопление капиталов, а С. Сисмонди — недопотребление рабочих и капиталистов: первых — в результате более медленного роста доходов по сравнению с ростом товарных масс, а вторых — вследствие сокращения потребления ради накопления капиталов. Оба, впрочем, недооценивали инвестиционную составляющую совокупного спроса.[2]

Создать экономически обоснованную теорию кризисов пытались представители марксистского направления. Возникновение кризисов, по мнению К. Маркса, связано с процессом перенакопления основного капитала, что отражается на всей экономике, порождая ее циклическое (волнообразное) движение, так как закон роста органического строения капитала действует не однолинейно, а через колебания, отклонения, паузы.

Рис.5. Цикл в интерпретации К.Маркса

                 

Определяющую роль в объяснении механизма и закономерностей циклического воспроизводства у К. Маркса играет средняя норма прибыли, через которую осуществляются производственные отношения при капитализме, и реализуется целевая функция этого способа производства. Сам Маркс считал цикличность пороком капиталистической системы, свидетельствующим о ее обреченности, а глубинную причину кризисов видел в основном противоречии капитализма между общественным характером производства и частнокапиталистической формой присвоения. К. Маркс писал: «…Конечной причиной всех действительных кризисов всегда остается бедность и ограниченность потребления масс, противодействующая стремлению капиталистического производства развивать производительные силы таким образом, как если бы границей их развития была лишь абсолютная потребительная способность общества»[3]

Если К. Маркс анализировал в своих работах среднесрочные циклы (10-13 лет), то другой марксист русского происхождения А. И. Гельфанд впервые сформулировал положение о том, что капиталистическому способу имманентны длительные периоды экономической экспансии, спада и застоя, дав тем самым толчок развитию сразу нескольких направлений в  исследованиях.[4]

Все немарксистские теории длинных волн можно условно разделить на три большие группы:

1. Рассматривает в качестве причины колебаний те или иные особенности развития производительных сил в широком смысле этого понятия, то есть средств производства и рабочей силы. При этом одни экономисты первостепенное значение придают закономерностям движения основного капитала, техники, инновационных процессов (Й. Шумпетер, Г. Менш, А. Клайнкнехт и др.), другие — абсолютизируют динамику переменного капитала и рабочей силы. К ним можно отнести исследователей, видящих причину длительных колебаний в демографических и миграционных явлениях (К. Фримен, П. Боккар, Дж. Кларк и др). Сюда же представляется возможным отнести сторонников аграрных или сырьевых циклов, которые связывают длительные колебания с особенностями воспроизводства в сельском хозяйстве и добывающей промышленности.

2. Первопричину больших циклов видит в сфере обращения, а кризисы, по мнению У. Ростоу, Л. Леви, И. Фишер, это — результат нарушений в области кредитно-денежных отношений.

3. Представлена социологическими и институциональными концепциями (К. Перес-Перес, Й. Миллендорфер, С. Вибе и др.)

Многие из перечисленных теорий монокаузальны, то есть стремятся свести причины цикличности к тому или иному главному механизму, служащему источником колебаний, распространяющихся на все сферы отношений в обществе: экономические, социальные, политические.[5]

Первая систематическая концепция долговременных колебаний в экономике, выявившая их эндогенный характер, принадлежит Н. Д. Кондратьеву. Строя свою теорию, Кондратьев в отличие от вышеназванных авторов не останавливался на каком-либо одном объяснении цикличности, делая своей отправной точкой способ производства как комплекс всех научнотехнических, экономических, политических, социальных условий.

Исследования Н. Д. Кондратьева охватывают развитие Великобритании, Франции и США за период 100 – 150 лет. Он обобщил материалы с конца XVIII в. (1790) по таким показателям, как средний уровень товарных цен, процент на капитал, номинальная заработная плата, оборот внешней торговли, добыча и потребление угля, производство чугуна и свинца, т.е., по существу, он провел многофакторный анализ экономического роста. В результате исследований он выделил следующие большие циклы:

I цикл: с 1787 по 1814 г. – повышательная волна, с 1814 по 1851 г. – понижательная волна;

II цикл: с 1844 по 1875 г. - повышательная волна , с 1870 по 1896 г. - понижательная волна;

III цикл: с 1896 по 1920 г. – повышательная волна.

В работе «Длинные волны конъюнктуры» Кондратьев пишет, что волнообразные движения — это процесс отклонений от состояния равновесия, к которому стремится рыночная экономика и ставит вопрос о существовании нескольких равновесных состояний, а значит, и о возможности нескольких типов колебательных движений. Это равновесия «первого, второго и третьего порядков», отклонения от которых порождают соответственно малые, средние и большие циклы. Отклонения от равновесия первого порядка — между обычным рыночным спросом и предложением порождают краткосрочные колебания. Равновесие второго порядка достигается в процессе формирования цен производства путем межотраслевого перелива капитала, вкладываемого в оборудование, и отклонение от него связано со средними циклами. Равновесие третьего порядка, касающееся основных капитальных благ (промышленных зданий, инфраструктурных сооружений, квалифицированной рабочей силы), также периодически нарушается и возникает необходимость создания нового запаса (обновления) основных капитальных благ, которые соответствовали бы складывающемуся новому техническому способу производства. Причем такое обновление, отражающее движение НТП, происходит не плавно, а толчками и является материальной основой больших циклов конъюнктуры.

Кондратьевым был выявлен ряд закономерностей в развитии больших циклов:

• перед началом и в начале повышательной волны каждого большого цикла наблюдаются глубокие изменения в технике (чему предшествуют, в свою очередь, значительные технические открытия и изобретения), в вовлечении в мировые экономические связи новых стран, в изменение добычи золота и денежного обращения;

• на периоды повышательной волны каждого большого цикла приходится наибольшее количество социальных потрясений (войн и революций);

• периоды повышательной волны каждого большого цикла сопровождаются длительной и особенно резко выявленной депрессией сельского хозяйства;

• в период повышательной волны больших циклов средние капиталистические циклы характеризуются краткостью депрессий и интенсивностью подъемов;

• в период понижательной волны больших циклов наблюдается обратная картина.

Таким образом, объяснение феномена существования длинных волн Н. Кондратьев искал в самом воспроизводственном процессе, включив в основу длинной волны всю сумму капитальных и трудовых ресурсов (отраслевую структуру производства, существующую сырьевую базу, источники энергии, цены, занятость, общественные институты, состояние кредитно-денежной системы и т. д.). Такой комплексный, системный подход является свидетельством скорее силы его позиции, чем слабости, так как в результате была создана широкая картина взаимосвязанных процессов в экономике и обществе.[6]

Выводы Кондратьева нашли подтверждение и в дальнейшем развитии экономической конъюнктуры. Продолжительный и глубокий кризис 1929—1933 гг. развернулся в период понижательной волны большого цикла, начавшегося в конце XIX в. Примерно через пятьдесят лет, в 1973—1975 гг. вновь на фоне понижательной волны произошел самый глубокий и разрушительный за последние десятилетия спад производства.

Экономический рост в 80—90-х гг. в развитых странах происходил в условиях развернувшегося пятого технологического уклада (современного этапа НТР), определившего начало новой повышательной волны большого цикла.

После Н.Д. Кондратьева изучением длинноволнового цикла занимались такие известные ученые, как Й. Шумпетер, С. Кузнец, К. Кларк, У. Митчел и др. Среди современных российских экономистов следует отметить Ю. Яковца, Л. Клименко, С. Меньшикова, С. Глазьева. Было подтверждено, что переходы от одной фазы большого цикла к другой связаны с технологическими переворотами и структурными преобразованиями в экономике. Однако теория длинных волн не является универсальной. Она неоднократно подвергалась критическому анализу. Как известно, жизнь вносит многочисленные поправки в различные концепции общественного развития. Вместе с тем теория длинноволновых циклов помогает изучать и прогнозировать общие закономерности социально-экономического развития.

Значительное место в экономической науке в области объяснения и смягчения циклических колебаний принадлежит Дж. Кейнсу. После великой депрессии — тяжелейшего экономического кризиса 1929-1933 гг. — обнаружилась неспособность господствующего неоклассического направления предложить глобальные антикризисные решения, и тогда с теорией регулируемого капитализма выступил Дж. Кейнс. Кейнсианская теория цикла не только соединила в себе ряд предшествующих концепций, но и оказалась в центре новой макроэкономической теории, призванной объяснить механизм капиталистического хозяйствования в целом, причины его отклонений от состояния равновесия, а также дать рецепты для государственного вмешательства в процесс воспроизводства. Эта теория рассматривает цикл как результат взаимодействия между движением национального дохода (НД), потребления и накопления капитала, формирующегося динамикой эффективного спроса, определяемой, в свою очередь, функциями потребления и инвестиций. Указанное взаимодействие рассматривается с точки зрения устойчивых связей, характеризующихся коэффициентами мультипликатора (зависимость прироста НД от прироста инвестиций) и акселератора (зависимость инвестиций от прироста НД). Таким образом, важнейшая причина циклического развития, по Дж. Кейнсу, — инвестиционный импульс.

Кейнсианская теория цикла послужила основой государственной антициклической политики, рассчитанной на расширение совокупного спроса в периоды кризисов и его ограничение в периоды подъемов. Главными инструментами антициклического регулирования в соответствии с этой теорией являются бюджетная и кредитно-денежная политика, хотя их эффективность объективно ограничена (ростом инфляции, денежного предложения) и не может устранить внутренние причины циклического развития экономики. И действительно, кризис 70-х гг., резко усилив темпы инфляции и поставив под сомнение кейнсианские методы антикризисного регулирования, положил начало серьезному кризису этой теории.

На смену теории цикла Дж. Кейнса пришла монетарная теория цикла М. Фридмена, согласно которой причина цикличности экономического развития и связанных с этим кризисов, инфляции, безработицы — неправильная денежная политика государства, проявляющаяся в несоответствии денежной массы в обращении темпам роста ВНП, отсюда — необходимость строгого регулирования государством денежной массы, предусматривающего ее рост на уровне 3-5 % в год. Теория М. Фридмена основана на тех же постулатах, что и Дж. Кейнса.

Примерно в то же время появилась и теория реальных циклов, основанная на классических традициях. В своих статьях Кюдланд и Прескотт предложили новое описание экономического цикла, основанное на оптимальном поведении экономических агентов в условиях рациональных ожиданий. Другими словами, они попытались объяснить все колеба­ния экономики как равновесное явление, в связи с чем их также стали называть "новыми классиками". Их основной принцип заключается в том, что основным источником экономических колебаний должны быть изменения производительности труда или других "реальных" факторов, таких, как международные цены на нефть.[7]

Однако на ряду с классическим представлением циклов, в настоящий момент существует и кейнсианское. "Новые кейнсианцы" настаивают, что равновесные концепции Кюдланда и Прескотта не могут объяснить причины Великой депрессии, а как однажды заметил профессор Принстонского уни­верситета Б. Бернанке, теория деловых циклов, которая может объяснить причины только небольших спадов (но не Великой Депрессии) напоминает теорию землетрясений, объясняющую причины лишь незначительных колебаний земли. Образно говоря, слухи о смерти кейнсианской теории оказались несколько преувеличенными. После десятилетия поражений идеи Дж. Кейнса приняли новый вид и стали использоваться в моделях, основанных на оптимальном поведении экономических агентов и рациональных ожиданиях. Тем не менее, эти же модели опираются на главные кейнсианские постулаты: экономика не находится в равновесии в каждый данный момент времени и ею движет спрос, а не производительность труда.[8]

Циклы Жуглара (“бизнес-цикл”, “промышленный цикл”, “средний цикл”, “большой цикл”). Продолжительность цикла: 7-12 лет.

Первый промышленный цикл разразился в Англии в 1825 г., когда машинное производство заняло господствующее положение в металлургии, машиностроении и других ведущих отраслях. Кризис 1836 г. возник сначала в Англии, а затем распространился и на США. Кризис 1847-1848 г.г., разразившийся в США и ряда европейских стран, по существу, был первым мировым промышленным кризисом. За ним последовали кризисы 1857 и 1866 г.г. Наиболее глубоким был кризис 1873 г.

 Если в XIX в. промышленный цикл составлял 10-12 лет, то в XX в. его длительность сократилась до 7-9 и менее лет. Самое разрушительное действие на экономику оказали экономические кризисы 1920-1921, 1929-1933, 1937-1938 г.г. Среди них выделяется Великая депрессия 1929-1933 г.г., отличавшаяся особо глубоким и длительным падением производства. После Второй мировой войны промышленные кризисы происходили в 1948-1949, 1953-1954, 1957-1958, 1960-1961, 1969-1970, 1973-1974, 1981-1982 г.г., причем самым разрушительным был кризис середины 70-х гг.

Цикл 7-12 лет был назван именем К. Жуглара (1819-1905) за его большой вклад в изучение природы промышленных колебаний во Франции, Великобритании и США на основе фундаментального анализа колебаний ставок процента и цен. Как оказалось, эти колебания совпали с циклами инвестиций, которые, в свою очередь инициировали изменение ВНП, инфляции и занятости.

В 1930-е г.г. в США появились исследования так называемого «строительного» цикла. Дж. Риггольмен, В. Ньюмен и некоторые другие аналитики построили первые статистические индексы совокупного годового объема жилищного строительства и обнаружили в них следующие друг за другом длительные интервалы быстрого роста и глубоких спадов или застоя. Тогда и появился термин “строительный цикл”, определяющий эти двадцатилетние колебания. В 1946 г. С. Кузнец (1901-1985) в работе “Национальный доход” пришел к выводу, что показатели национального дохода, потребительских расходов, валовых инвестиций в оборудование производственного назначения, а также в здания и сооружения обнаруживают взаимосвязанные двадцатилетние колебания. При этом он отметил, что в строительстве эти колебания обладают самой большой относительной амплитудой.

После выхода в свет работы Кузнеца термин “строительный цикл” практически перестал употребляться, уступив место термину “длинные колебания” (long swings) в отличие от “длинных волн” Кондратьева (long waves). В 1955 г. В качестве признания заслуг американского исследователя было решено “строительный цикл” именовать “циклом Кузнеца”.


"Индекс небоскребов"

Индекс небоскребов, который придумал экономист Эндрю Лоренс (Andrew Lawrence), показывает корреляцию между сооружением самых высоких знаний мира и бизнес-циклами. Марк Торнтон (Mark Thornton) в своем исследовании идет дальше и сравнивает современные небоскребы и кризисы. Получается, что следующий кризис будет в 2013 году в Шанхае.

Объяснение теории довольно простое — возведение таких сооружений требует громадного финансирования и обладает длинным горизонтом строительства. Недавний пример — небоскреб Burj Khalifa в Дубае и проблемы Dubai World

Таким образом, мы кратко изложили суть основных теорий экономических циклов в том порядке, в каком они появлялись в истории.



[1] С.В. Мочерный, В.Н. Некрасов, В.Н. Овчинников, В. В. Секретарюк. Экономическая теория: Учеб. для вузов М.: Приор, 2000. c.312.

[2] Пазенти А. Очерки политической экономии капитализма. Том 1. М.: Прогресс. 1976. с.442.

[3] http://www.portalus.info/economics.ru

[4] С.В. Мочерный, В.Н. Некрасов, В.Н. Овчинников, В. В. Секретарюк. Экономическая теория: Учеб. для вузов М.: Приор, 2000. c.313

[5] Там же. c.315.

[6] Мамедов О. Современная экономика. Ростов-на-Дону: ФЕНИКС. 1996. с.220.

[7] Замулин О. Концепция реальных экономических циклов и ее роль в макроэкономической теории // «Вопросы экономики». 2005. №1. с.148-150

[8] Там же. с.151.

 

 
Tags: наука
Subscribe
promo alsnum march 25, 2016 23:59 11
Buy for 50 tokens
Не ждите, когда закончите институт, когда родятся дети. Хватит ждать, когда начнете работать, когда уйдете на пенсию, когда женитесь или разведётесь. Не ждите вечера пятницы, утра воскресенья, покупки новой машины, новой квартиры. Не ждите весны, лета, осени, зимы. Минуты счастья…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments